<                                       ИСТОРИЯ                                               

 

ЖИВОЙ СТАЛИН – говорят очевидцы.

Александр Вертинский, 1945 г
Чуть седой, как серебряный тополь.
Он стоит, принимая парад,
Сколько стоил ему Севастополь,
Сколько стоил ему Сталинград!
... ... ...
Тот же взгляд. Те же речи простые.
Так же скупы и мудры слова ...
Над военною картой России
Поседела его голова.

Светлана Сталина ("Наш современник", N12 1999 г.)
Отец полюбил Россию очень сильно и глубоко, на всю жизнь. Я не знаю ни одного грузина, который настолько бы забыл свои национальные черты и настолько сильно полюбил бы все русское. Еще в Сибири отец полюбил Россию по-настоящему: и людей, и язык, и природу. Он вспоминал всегда о годах ссылки, как будто это были сплошь рыбная ловля, охота, прогулки по тайге. У него навсегда сохранилась эта любовь...

Анри Барбюс ("Завтра", №51 2002 г.)
Хорошо известно, что множество побегов русских революционеров, особенно из интеллигенции, заканчивалось провалом. Всему виной были "барские" привычки и неумение найти общий язык с простыми людьми. Сталин же особенно не старался утаивать тот вполне очевидный факт, что он скрывается от полиции. При разговоре с ямщиком он сразу сообщал, что денег у него нет. Но зато есть пара штофов водки. И вот ими- то он сможет "платить" по "аршину" за каждый прогон между населенными пунктами. На сколько хватит, на столько и поедет. Ямщики, услышав о такой затейливой форме оплаты, начинали шутить, что, мол, вот "черт нерусский", не знает, что в России водку никто аршинами не меряет, а только ведрами... Тогда Сталин вытаскивал из-за голенища деревянный аршин в виде дощечки длиной в 71 см., из мешка появлялись маленькие железные чарочки. Чарочки ставились на доску, в них водка и наливалась. Так и получалось - аршин водки! Шутка вызывала смех, разряжала обстановку. По дороге третий, а то и второй "аршин" распивался совместно, под общую закуску или задушевные дорожные разговоры о том, как живет простой народ. "Приезжай к нам еще", - обычно говорили ямщики, расставаясь с веселым пассажиром. Несмотря на явный кавказский акцент, Сталину удавалось бежать из самых отдаленных уголков империи. За все время его не выдали ни разу!

Секретарь райкомаДжибо Николаевич Ломошвили
("Завтра", №51 2002 г.)

В 30-х годах Сталин вместе с членами Политбюро приехал в Тбилиси и как всегда остановился в доме своей матери Екатерины Георгиевны. С чего именно начался у Сталина разговор с матерью, уже не вспомнить, но закончился он примерно так...
- Сынок, скажи мне, ты убил царя?
- Нет, мама, не я. Я в то время на фронте был, воевал.
- Поклянись! Поклянись, что не ты и перекрестись.
Сталин перекрестился.
- Ну слава Богу, что так... я тебе верю, сынок.
Все, кто присутствовал при этом разговоре, были сильно поражены тем, что революционер Сталин перекрестился и сделал это искренне, по всем правилам. Сталин взял мать за руку, поцеловал ее и, успокаивая, что-то тихо сказал ей по-грузински. Потом повернулся к своим гостям и произнес: - Вот чистая вера! Такого человека ни обмануть, ни сбить с толку невозможно. Вот вы бы так верили в социализм...

"Завтра", №51 2002г.
Хрущев часто бравировал истинно пролетарским происхождением и при каждом удобном случае вспоминал свое рабочее прошлое. Так продолжалось до тех пор, пока однажды Сталин, не выдержав, хмыкнул и сказал: - Рабочий, из-под станка...

Маршал И. Х. Баграмян
("Так мы шли к победе", М., 1977 г.)

Из Кремля я вернулся весь во власти новых впечатлений. Я понял, что во главе наших Вооруженных Сил стоит не только выдающийся политический деятель современности, но также и хорошо подготовленный в вопросах военной теории и практики военачальник.

Маршал Д. Ф. Устинов ("Во имя победы", М., 1988 г.)
При всей своей властности, суровости, я бы сказал жесткости, он живо откликался на проявление разумной инициативы, самостоятельности, ценил независимость суждений... Он поименно знал практически всех руководителей экономики и Вооруженных Сил, вплоть до директоров заводов и командиров дивизий, помнил наиболее существенные данные, характеризующие как их лично, так и положение дел на доверенных им участках.

Митрополит Николай
(Журнал Московской Патриархии, №1 1944 г.)
И наш народ, с неистощимым мужеством вынося все тяготы, связанные с войной, вместе с нашими воинами-богатырями ни на одну минуту не ослабевал и не ослабеет в своей крепчайшей уверенности в конечной победе, потому что армию ведет в бой на врага Иосиф Виссарионович Сталин - любимейший вождь нашего народа, гениальный Верховный Главнокомандующий нашего воинства, Богом поставленный на свой подвиг служения нашей Родине в эту годину испытаний.
Мы были поражены сердечной простотой приема и самой личности главы правительства; но под этой внешней обаятельной простотой - в его словах, в его обращении с людьми - мы видели истинное величие вождя, которого вся страна по праву зовет великим Сталиным.
Внимание и заботы о нуждах Церкви со стороны Иосифа Виссарионовича окрыляют нас, и наша Церковь с утроенной энергией отдаст все свои силы на служение дорогой Родине в переживаемые тяжелые дни.
Имя Иосифа Виссарионовича Сталина, окруженное величайшей любовью всех народов нашей страны, - знамя славы, процветания, величия нашей Родины.

"Завтра", №51 2002 г.
Каганович представил Сталину проект реконструкции Красной площади. Сталин с интересом разглядывал макет, а Каганович рассказывал о планах реконструкции, передвигая макеты старых зданий и новых построек. Сталин молча слушал. Каганович по-своему истолковал молчание и, войдя в раж, перешел к главному - к переносу здания Храма Василия Блаженного. Он потянулся к миниатюрному макету здания и тут же услышал: - Поставь Храм на место. На этом обсуждение было закончено.

К.М.Симонов
("Глазами человека моего поколения", М., 1989 г.)
...А вот есть такая тема, которая очень важна, которой нужно, чтобы заинтересовались писатели. Это тема нашего советского патриотизма. Если взять нашу среднюю интеллигенцию, научную интеллигенцию, профессоров, врачей у них недостаточно воспитано чувство советского патриотизма. У них неоправданное преклонение перед заграничной культурой. Все чувствуют себя еще несовершеннолетними, не стопроцентными, привыкли считать себя на положении вечных учеников. Это традиция отсталая, она идет от Петра. У Петра были хорошие мысли, но вскоре полезло слишком много немцев, это был период преклонения перед немцами. Посмотрите, как было трудно дышать, как было трудно работать Ломоносову, например. Сначала немцы, потом французы, было преклонение перед иностранцами, — сказал Сталин и вдруг, лукаво прищурясь, чуть слышной скороговоркой прорифмовал: — засранцами, — усмехнулся и снова стал серьезным. Простой крестьянин не пойдет из-за пустяков кланяться, не станет ломать шапку, а вот у таких людей не хватает достоинства, патриотизма, понимания той роли, которую играет Россия.

"Завтра", №51 2002 г.
Как-то на одном из банкетов в Кремле, улучив момент, И.С. Козловский обратился к Сталину:
- Товарищ Сталин, я никогда не был за границей, очень хотелось бы съездить...
- А не убежите?
- Что вы, товарищ Сталин, я свою родную деревню не променяю на всю заграницу!
- Как хорошо вы это сказали. Вот и поезжайте в родную деревню.

Чарльз Сноу, Великобритания.
("Завтра", № 30, 31 1994 г.)
России в десятилетия предстояло сделать примерно то же, на что у Англии ушло 200 лет. Это означало: все шло в тяжелую промышленность, примитивного накопления капитала хватало рабочим лишь на чуть большее, чем средства пропитания. Это означало необходимое усилие, никогда ни одной страной не предпринимавшееся. Смертельный рывок! — и все же тут Сталин был совершенно прав. Даже сейчас, в 60- е годы, рядом с техникой, не уступающей самой передовой в мире, различимы следы первобытного мрака, из которого приходилось вырывать страну. Сталинский реализм был жесток и лишен иллюзий. После первых двух лет индустриализации, отвечая на мольбы попридержать движение, выдерживать которое страна больше не в силах, Сталин заявил:
"Задержать темпы — это значит отстать. А отсталых бьют. Но мы не хотим оказаться битыми. Нет, не хотим! (Старую Россию)... непрерывно били за отсталость. Били монгольские ханы. Били турецкие беки. Били шведские феодалы. Били польско-литовские паны. Били англо-французские капиталисты. Били японские бароны. Били все — за отсталость. За отсталость военную, за отсталость культурную, за отсталость государственную, за отсталость промышленную, за отсталость сельскохозяйственную. Били потому, что это было доходно и сходило безнаказанно. (...) Мы отстали от передовых стран на 50—100 лет. Мы должны пробежать это расстояние в десять лет. Либо мы сделаем это, либо нас сомнут».
Поныне на это никому из умеренно беспристрастных людей возразить нечего. Индустриализация сама по себе означала лишения, страдания, но не массовые ужасы. Коллективизация сельского хозяйства дала куда более горькие плоды. Осуществление грандиозной индустриализации требовало больше продуктов для городов и меньше работающих на земле. Крестьянское хозяйство для того не подходило. Нам в Англии повезло: наша аграрная революция, предшествовала революции промышленной, а потому в целом было легче снабжать продуктами растущее промышленное население.
В Советском Союзе оба процесса приходилось осуществлять в одни и те же месяцы, в те же самые два-три года. С чудовищными человеческими потерями. Целый класс богатых крестьян (кулаков, то есть фермеров, использовавших наемных рабочих) был стерт с лица земли. Миллионы бедных крестьян, в том числе и часть шолоховских казаков, голодали и мерли от истощения. Рука не поднимается писать об этом в сдержанных и отрешенных выражениях.
От деревянных сох к атомным реакторам. Мрачная история Сталина. Триумфальный взлет России. Страшная цена для целого поколения. Удивительно, во всяком случае, для меня, что человеческие существа могут быть столь жизнестойки. Многие русские, мои сверстники, вынесли гражданскую войну, Сталина, войну с Гитлером — испытали то, что нам и представить себе невозможно. И все же они согревают душу неуничтожимой русской надежой. Что-то из мрака прошлого они, конечно, забыть не в силах, но после всего — они устремляют взор на своих детей и в будущее своих детей. Как сказал мой приятель, с кем мы обсуждали его прошедшую жизнь, когда речь зашла о его сыновьях: «Они ничего этого не знают. Они так чисты».

Роже Гароди, Франция. ("Завтра", № 8, 1998 г.)
Если бы он тогда не совершил то невероятное усилие, которое, действительно, с человеческой точки зрения стоило очень дорого, мы бы сейчас жили еще в эпоху Освенцима.

Уинстон Черчилль, Великобритания
(Речь в палате общин 21 декабря 1959 г.)

Большим счастьем было для России, что в годы тяжелейших испытаний страну возглавил гений и непоколебимый полководец Сталин. Он был самой выдающейся личностью, импонирующей нашему изменчивому и жестокому времени того периода, в котором проходила вся его жизнь.
Сталин был человеком необычайной энергии и несгибаемой силы воли, резким, жестоким, беспощадным в беседе, которому даже я, воспитанный здесь, в Британском парламенте, не мог ничего противопоставить. Сталин прежде всего обладал большим чувством юмора и сарказма и способностью точно воспринимать мысли. Эта сила была настолько велика в Сталине, что он казался неповторимым среди руководителей государств всех времен и народов.
Сталин произвел на нас величайшее впечатление. Он обладал глубокой, лишенной всякой паники, логически осмысленной мудростью. Он был непобедимым мастером находить в трудные моменты пути выхода из самого безвыходного положения. Кроме того, Сталин в самые критические моменты, а также в моменты торжества был одинаково сдержан и никогда не поддавался иллюзиям. Он был необычайно сложной личностью. Он создал и подчинил себе огромную империю. Это был человек, который своего врага уничтожал своим же врагом. Сталин был величайшим, не имеющим себе равного в мире, диктатором, который принял Россию с сохой и оставил ее с атомным вооружением.
Что ж, история, народ таких людей не забывают.

"Завтра", № 51 2002 г.
На Потсдамской конференции разгорелись споры о послевоенных границах. Особенно лютовал У. Черчилль: - Но Львов никогда не был русским городом! - А Варшава была, - спокойно возразил Сталин...

Шарль де Голль, Франция,
("Военные мемуары", М., 1960 г.)
Сталин имел колоссальный авторитет, и не только в России. Он умел "приручать" своих врагов, не паниковать при проигрыше и не наслаждаться победами. А побед у него больше, чем поражений.
Сталинская Россия — это не прежняя Россия, погибшая вместе с монархией. Но сталинское государство без достойных Сталину преемников обречено.

Иосиф Виссарионович Сталин, ноябрь 1939г.
Найдено в дневнике Александры Коллонтай.
("Правда", № 55, 1998 г.)

Многие дела нашей партии и народа будут извращены и оплеваны прежде всего за рубежом, да и в нашей стране тоже. Сионизм, рвущийся к мировому господству, будет жестоко мстить нам за наши успехи и достижения. Он все еще рассматривает Россию как варварскую страну, как сырьевой придаток. И мое имя тоже будет оболгано, оклеветано. Мне припишут множество злодеяний.
Мировой сионизм всеми силами будет стремиться уничтожить наш Союз, чтобы Россия больше никогда не могла подняться. Сила СССР — в дружбе народов. Острие борьбы будет направлено прежде всего на разрыв этой дружбы, на открыв окраин от России. Здесь, надо признаться, мы еще не все сделали. Здесь еще большое поле работы.
С особой силой поднимет голову национализм. Он на какое-то время придавит интернационализм и патриотизм, только на какое-то время. Возникнут национальные группы внутри наций и конфликты. Появится много вождей-пигмеев, предателей внутри своих наций.
В целом в будущем развитие пойдет более сложными и даже бешеными путями, повороты будут предельно крутыми. Дело идет к тому, что особенно взбудоражится Восток. Возникнут острые противоречия с Западом.
И все же, как бы ни развивались события, но пройдет время, и взоры новых поколений будут обращены к делам и победам нашего социалистического Отечества. Год за годом будут приходить новые поколения. Они вновь подымут знамя своих отцов и дедов и отдадут нам должное сполна.
Свое будущее они будут строить на нашем прошлом.

ПАТРИАРХ МОСКОВСКИЙ И ВСЕЯ РУСИ АЛЕКСИЙ
(Журнал Московской Патриархии, №4,1953 г.)
Великого Вождя нашего народа, Иосифа Виссарионовича Сталина, не стало. Упразднилась сила великая, нравственная, общественная: сила, в которой народ наш ощущал собственную силу, которою он руководился в своих созидательных трудах и предприятиях, которою он утешался в течение многих лет. Нет области, куда бы не проникал глубокий взор великого Вождя. Люди науки изумлялись его глубокой научной осведомленности в самых разнообразных областях, его гениальным научным обобщениям; военные - его военному гению; люди самого различного труда неизменно получали от него мощную поддержку и ценные указания. Как человек гениальный, он в каждом деле открывал то, что было невидимо и недоступно для обыкновенного ума.

Председатель Временного правительства А.Керенский
(Жухрай В.М. "Сталин: правда и ложь", М., Сварогъ)
Сталин поднял Россию из пепла. Сделал великой державой. Разгромил Гитлера. Спас Россию и человечество.

Комплект штор офелия портьеры для спальни.
Хостинг от uCoz